Почему мы покупаем японскую технику, а не японцы – нашу. Монодзукури. Часть ТРЕТЬЯ.

Все мы помним Японию 70-80-х и даже 90-х, вернее японские товары. Время, когда «маде ин жапан» звучало громко, поблескивая на нас шильдиками JVC, SONY, TOSHIBA, TOYOTA, PANASONIC и пр. Обладатели сапог-дутиков и пуховиков, магов, усилков, колонок, а потом и автомобилей гордо взирали на завистливо цыкающих зубом владельцев магнитофонов «Весна», «Комета», «Маяк», ботинок фабрики «Скороход» или костюма фабрики «Большевичка». И, казалось тогда, что это японское «королевство» так высоко, что ни нам, ни другим до него в принципе не дотянуться, у японских «инопланетян» были летающие тарелки, а у нас – только садовая тачка с педальным приводом.

Японские компании били все рекорды рентабельности и держались в верхней части списка 100 самых крутых компаний мира.
 

 

Прошло 30 лет, в сотне крупнейших компаний мира японских всего 4, из которых технических — две: TOYOTA и SONY. Да и SONY, в основном, из-за медиаконтента, а не производимой техники. (Ссылка)

Где сейчас этот японский технический рывок 70-х? Где все эти сногсшибательные электроники, машинки, строительная техника, медицинское оборудование? Дутики-луноходы, наконец? Правильно — в «караганде».
И наши японцы горестно качают головами, дескать Япония потерпела поражение на мировом рынке.
Почему? А вот это уже интересно, но не тема этой блог-статьи. Может как-нибудь разберем.
Нам же важно посмотреть на позитив, его в мире стало исключительно мало, но в Японии он всё-же есть.


Для начала выдвинем тезис, что жизнь стран и народов в первую очередь подчиняется не выдуманным кем-то мифам и идеологиям, а реальным условиям существования, в которых оказываются эти народы и страны. Сколько бы кто не утверждал, что для того, чтобы поесть, нужно залезть на пальму и сорвать гроздь кокосов, ненцы или чукчи его не поймут. Хотя на какое-то время, пока в животе ещё есть запасец скушанного мясца, а в крови добрая порция огненной воды, могут попробовать поискать пальму в тундре. Эти условия и формируют потенциал и вектор развития.

Исходя из этого утверждения японцам ничего не остаётся как постоянно задумываться о жизни на фоне недостатка ресурсов, перенаселенности, отсутствия технологической ступени, не доступной конкурентам. Вот в 80-90-х ступень была, а сейчас — нет, и Южная Корея, и Китай, и Европа, и даже! США переняли всё лучшее из Японии, в первую очередь технологии, и уже нет большой разницы, скажем, между экскаваторами, сделанными в Китае, в Японии или США, и даже! в России.
Большой разницы нет, но есть малая. И вот тут у почти впавшей в депрессию Японии имеется шанс. Исключительно по причине особого географического положения Японии и исторически сложившегося характера производства (о чем мы уже писали) отношение к труду в Японии особое. Оно и является японским преимуществом, не столь очевидным, как недавнее технологическое превосходство, но вот то, что его никто не сможет забрать и повторить — этого не отнимешь. Современные японские мудрецы это преимущество переосмыслили, описали несколькими терминами и начали осознанно формировать под них общество.

Монодзукури (ものづくり)
 

Термин монодзукури (ものづくり) вошел в обиход сравнительно недавно. В 1998 году канцелярия премьер-министра Японии учредила «монодзукури конданкай» (консультативный совет по монодзукури) и приняла Основной закон о продвижении технологии фонда монодзукури. Его цель состояла в том, чтобы обратить вспять тенденцию к деиндустриализации и опустошения, которую Япония пережила после окончания японского финансового пузыря в 1990-х годах, подтвердив сильные стороны Японии в производстве. Профессор Такахиро Фудзимото из Исследовательского центра управления производством Токийского университета — самый известный в Японии теоретик монодзукури. Он определил монодзукури как «воплощение проектных данных в продукт». Он также назвал это «искусством, наукой и ремеслом создания вещей».

До монодзукури уже существовало два других японских слова для обозначения производства и изготовления — сэйдзо и сейсан. Они записываются как соединения китайских иероглифов. Сэйдзо и сейсан используются во всех случаях, описывающих современное мировое производство. Монодзукури же обычно используется специально для описания производственных процессов в японском стиле. Монодзукури — одно из тех слов, которые невозможно перевести. Некоторые писатели говорят, что только люди, говорящие по-японски, могут полностью понять его нюансы (однако это не так, в России тоже понимают — ред.). Пока монодзукури применяется для описания технологий и процессов, объединяющих разработку, производство и закупки, а также включает нематериальные качества, такие как мастерство и стремление к постоянному совершенствованию.

Слово «монодзукури» можно сравнить с английским словом «мастерство». Однако в «мастерстве» упор делается на человека и его умения. Монодзукури складывается из «моно», того, что сделано, вещи, продукта; и «дзукури», акта изготовления. Добавим важное:  это искусство создавать вещи творчески.
Оно отражает чувство ответственности японцев за использование «вещей» в производстве и их глубокое уважение к окружающему миру, как живому, так и неживому.

Человеческое, личностное «я» мастера в значении этого слова отсутствует. Если в западной традиции важен сам Мастер, то в японской важно то, что в итоге выходит из его рук. Если мастер хороший, а продукт получился плохим из-за каких-либо причин, то в нем нет монодзукури.
Не важно кто ты, важно какой от тебя толк. В этом главная особенность концепции «монодзукури».
Но продукт тоже не сам по себе, а для клиента, заказчика. То есть в конечном счете именно клиент оказывается в центре внимания.


Не важно кто ты, важно какой от тебя толк.
В этом главная особенность концепции «монодзукури».


Посмотрим глазами русского человека, у нас ведь как — вчера недоперепил, с женой поругался, не с той ноги встал — всегда причина, чтобы схалявить, чтобы болт забить кувалдой. И все смотрят в общем сочувственно — плохо человеку. В Японии это причиной не является, продукт должен быть произведен максимально качественно.
А ещё термин как бы одухотворяет вещи и материалы, из которых они сделаны. У нас есть нечто похожее, когда капитан идет знакомиться с кораблем, как с живым существом, танкист — с танком, экскаваторщик — с экскаватором (Sumitomo, разумеется ), автомобилист — со своей машиной, турист разговаривает с лесом и рекой... И это всегда на их взаимоотношениях и совместной работе сказывается положительно.

За совершенство личностной части в процессе производства продукта отвечает другой японский термин, который очень любят наши доморощенные коучеры — кайдзен. Желающие узнать о нём могут найти достаточно русскоязычных материалов в интернете.

Путь монодзукури не абстрактен, ведь совершенства можно достигнуть лишь, устраняя конкретные недостатки и развивая достоинства. В контексте устранения недостатков, японцы предлагают устранять три «М»:

Мури (перегрузка).
Деятельность, которая не является разумной или оказывается чрезмерно обременительной по отношению к задаче. Научиться прикладывать нужное усилие с помощью гаечного ключа — это пример избавления от мури. Ну или изобрести динамометрический ключ и начать им пользоваться.

Муда (напрасные усилия).
Деятельность, которая расточительна и не добавляет ценности. Мастер работает оптимально, что сохраняет его выносливость, следовательно он может быть более продуктивным, чем его молодые ученики, которые все еще демонстрируют муда.

Мура (изменчивость, нерегулярность).
Непоследовательность процесса, приводящая к неодинаковым результатам.

Некоторые у нас смысл монодзукури трактуют как «бережливое производство», что совершенно не верно, ибо из первоначального смысла убирают главное — стремление делать продукт лучше во имя клиента. Ну сбережем мы энергию, воду, материалы, рабочее время... Но клиенту от этого ни холодно, ни жарко. Конечной целью монодзукури является достижение продукта высочайшего качества, созданного наиболее эффективным способом в интересах клиента.

В производственной системе компании TOYOTA применяется принцип «Монодзукури ха Хитозукури кара», что переводится примерно как «создание товаров начинается с создания людей. Хитозукури — страсть к развитию людей — дополняет монодзукури, и в сумме этих терминов речь уже идет о стремлении к повышению производительности труда.

Вот так всё не просто, а очень просто с этим монодзукури.

 

     
Результат монодзукуренья. А что, в этом что-то есть!

 


    Так всё же что такое это монодзукури на языке родных осин?

    • Монодзукури — это способ организации производства. Есть разные способы, например «ты начальник - я дурак», конвейерный, где что и как менять решают яйцеголовые инженерА... Так вот, монодзукури — это другой способ. 
       
    • Первым принципом в нем является всеобщая заинтересованность всех сотрудников в выпуске как можно более качественной продукции или продукта. Эта особенность не свойственна больше никому, кроме японцев. Везде есть меры материального стимулирования заинтересованности, но в Японии это не обязательно, ибо является частью общей ментальности, хотя также применяется.
       
    • Далее идет принцип «любая новая проблема — это потенциальная возможность для совершенствования». Ну конечно же обнаруженная проблема — повод сделать лучше, причина для продвижения вперед и, если нужно, перестройки всего производства. Проблему не пытаются заткнуть, задвинуть, а садятся и коллективно решают.
       
    • Каждый сотрудник не только на своём месте старается оптимизировать рабочие процессы, но выдает свои предложения в группы по согласованию их на более высоком уровне. Это пронизывает всю работу предприятия.
       
    • Обязательно сравнение себя с конкурентами, что тоже способствует росту качества итогового продукта. 

       

    С всё более широким применением принципов монодзукури в Японии появились сотни компаний, занимающихся анализом производств и выработкой в них изменений, позволяющих улучшить качество, сократить расходы и время. У нас этим вроде как занимаются примерно такие же компании и специалисты, называющие себя бизнес-аналитиками, бизнес-тренерами, коучерами и прочей ерундой. Разница, однако, существенная, так как в Японии это не пустое словоизвержение и выбивание бабла из лоха-клиента, клюнувшего на звонкие термины типа кайдзен, монодзукури и пр. В Японии подобные группы, компании и специалисты реально полезны, так как эти термины там — элемент внутренней национальной культуры, воспринимаемый каждым членом коллектива не только по-западному логически поверхностно, но являющийся частью образа жизни.

    В компании Mazda считают, что своим успешным автомобильным бизнесом они обязаны применению монодзукури. Mazda по сравнению с большинством мировых автомобильных брендов — относительно небольшая компания, по объему производства находится ближе к концу ведущей мировой сотни производителей и потому должна особо внимательно относиться к любым мелочам и более интенсивно внедрять инновации, динамично и чутко реагировать на изменения конъюнктуры покупательского спроса. Для чего в Mazda разработали соответствующую инновационную программу унификации Monotsukuri Innovation, позволяющую им быстро перебрасывать задачи с одного производства на другое без простоев и потерь в качестве. В Mazda принято, что если 1 из 100 автомобилей неисправен, это всё равно слишком много. Потому что для этого одного клиента неисправная машина — единственная машина.

       
    Автомобили Mazda относятся к среднему классу, но выглядят как премиальные.

    В Японии монодзукурят все: монодзукурит TOYOTA, монодзукурит Honda, все производители тяжелой и легкой строительной техники, предметов быта, одежды и обуви, владельцы и персонал маленьких кафешек, монодзукурят в школах и даже музеях, дизайнеры, инженеры, менеджеры, дворники и профессора. Монодзукури изучают в университетах, тоже монодзукуря в процессе изучения. Везде собираются группы и обсуждают что бы такого в своей работе им сделать плохого лучше, быстрее, дешевле и качественней.
     

     
    Монодзукурят...

    Исторически возникшую национальную особенность поставили на службу развития промышленности и государства.
    В этом и есть малая разница, из которой вырастают большие достижения. Именно поэтому на экскаваторы лучше ставить японский движок и японскую же гидравлику, а экскаваторы покупать Sumitomo — самые японские экскаваторы Японии.

    Практика внедрения технологии монодзукури в России имеет место быть на некоторых крупных предприятиях, в частности на Автовазе и УАЗе, однако она закономерно наталкивается на совершенно иные, нежели у японцев, менталитет и жизненный уклад и вряд ли способна прижиться в исходном виде. Об этом, аналогах в нашей стране и извечном русском вопросе «что делать?» мы как-нибудь порассуждаем в отдельной заметке.

    А пока пойдем помонодзукурим... по-своему, конечно, по-русски.

     

Sumitomo Экскаваторы монодзукури монозукури
Просмотров: 187
PDF каталоги
FAQ
Заказать звонок